Глава 13. - Я проспал 5 часов?
Обмен учебными материалами


Глава 13. - Я проспал пять часов?



- Выглядишь на десять лет моложе, - сказала я, потягиваясь. - Сейчас я бы дала тебе лет двадцать пять.

- Мне недавно исполнился тридцать один.

- Да, но раньше ты выглядел на тридцать пять.

Он поднял бровь.
- Ты не спросишь, почему я не сплю? Уже много лет страдаю бессонницей.

Я вздохнула.
- Неудивительно. У тебя очень напряженная работа - которая, к тому же, может быть опасной - и ты управляешь миллиардной империей.

Он ущипнул меня за подбородок.
- Не знаю, действительно ли я миллиардер сегодня, querida.
Пока он шёл к шкафу с одеждой, эти линии на его спине снова меня расстроили. Он вернулся одетый в рваные джинсы, держа в руке футболку для меня. - Вот. Подними руки.

Спрыгнув с кровати, я сделала, как он велел, и он натянул на меня футболку. Я в ней почти утонула.

Он улыбался.
- Почти так же соблазнительна, как и в том платье.

- Портье внизу явно обрадуется, увидев меня. Колтуны в волосах и торчащая из-под кардигана футболка.

- Ты не уходишь.

- Извини?

- Я решил заказать тебя до двадцать восьмого.

Остаться здесь с ним на десять дней? Каникулы в раю с богом секса?

Нет-нет-нет! Я нарушу первое, третье, четвёртое и, в какой-то мере, шестое правило.
- О. Это серьёзное решение.
Не считая того, что мой отъезд был запланирован на двадцать второе, я боялась привыкнуть к этим полуприкрытым голубым глазам и крышесносящему сексу.

Пока он просто наслаждался обычной девушкой, моя привязанность к нему раскручивалась, словно по спирали, грозясь выйти из-под контроля. В конце концов, этот профи со мной распрощается, а я буду совершенно раздавлена.
- Может, будем всё делать постепенно? По одной ночи?

- Nyet. Хочу быть уверен, что твоё роскошное маленькое тело будет принадлежать только мне. - Он усадил меня к себе на колени гораздо агрессивнее, чем прошлой ночью, более по-хозяйски. - Я готов к бурным переговорам - и даже приветствую их - но будет так, как я сказал, Katya.

- У меня уже есть планы на следующую неделю.

- Какие, например? Расскажи, я всегда действую в разумных пределах.

Исчезнуть. Я пожала плечами.

Его взгляд потемнел.
- Так ничего и не скажешь? - Затем он предпринял попытку смягчить обстановку: - Кто ты на самом деле? Беглая каторжница?

- Ха. Звучит интригующе.

- Тогда кто?

- Ты понимаешь, что скоро Рождество? - Разве ему не с кем его отпраздновать? С братьями, например?

Вдруг его лицо осветилось пониманием.
- Твои планы связаны с другим. Ну конечно. - Говорил он спокойно, но его лицо напряглось.

Я даже не представляла, как проведу эти праздники. Я едва сойду с автобуса. Новое начало. Ни одного знакомого.

Эта мысль меня утомила. Может, получится остаться здесь вплоть до двадцать второго и заработать побольше для безопасности? С такими деньгами я смогу мигом добраться до Калифорнии.



Но для того, чтобы остаться с Максимом, мне придётся вернуться домой и взять кое-какие вещи - и при этом не дать понять, где я живу. И завтра мне придётся придумать способ попасть на занятия.

Разве что придётся прогулять. Никакого раскаяния?

Он ссадил меня с колен, потом встал.
- Будешь кататься на лыжах с постоянным клиентом? Или, может, твой парень собирается познакомить тебя с родителями? - сейчас его ревность сомнений не вызывала

- Ни то, ни другое, - сказала я. - Вечером я вернусь и мы составим расписание, ладно?

- Да что у тебя такого важного? Другой заказ, который ты не хочешь отменять? Собираешься из моей постели прыгнуть к другому, а потом вернуться ко мне? Это неприемлемо.

- Всё не так.

- Расскажи как.

- У меня есть собственная жизнь, Максим. Даже если у меня нет заказов - или бойфренда - всё равно остаются запланированные дела. А ты думаешь, что за пределами моей работы я ничем не занимаюсь.

- Сколько заплатить, чтобы ты передумала?

Я свирепо на него посмотрела. En serio?
- Этого нельзя отменить. - Я почти испытывала соблазн рассказать ему об учёбе, но всё-таки сдержалась.

Во-первых, я этого парня не знала. Толком. И дорого заплатила за урок, научивший меня не доверять мужчинам. Нарушу это правило - и моя плата канет в Лету. Это уж не говоря о втором правиле: если в моей жизни есть какое-то связующее звено, то это именно колледж.

- Расскажи, что там такого важное - или отмени всё.

Отменить? Возможно, я могу пропустить это жалкое пятничное занятие, посвящённое повторению. Это даже не регулярная пара. А потом я могу позвонить мисс Гиллеспай и попросить перенести экзамен на время после отъезда Максима. Она может это разрешить.

Риски/выгоды. Риски: мой к нему чрезмерно глубокий интерес. Поблизости бродит Василий. Выгоды: деньги. Опять же, отличный секс. После прошедшей ночи эта конкретная выгода была крайне весомой.

Мне не нравилось, что придётся остаться там, где я смогу встретить Эдварда, но здесь, с Максимом, я определённо буду в безопасности.
- Тогда мне нужно позвонить, - я подошла к туалетному столику, взяла телефон и разблокировала его.

- Умница.

- Без свидетелей. - Когда он и ухом не повёл, я сказала, - этот раунд за тобой. Ты добился, чего хотел. Пожалуйста, выйди.

- Я выйду. Но только потому, что мне нужно переговорить с Василием.

Когда он ушёл, я позвонила своей преподавательнице.
- Здравствуйте, мисс Гиллеспай, извините, что беспокою, но существует ли возможность перезаписать меня на другой день вместо понедельника?

- Полагаю, и на занятия, отведённые для повторения, вы тоже не явитесь? - Её голос звучал строго, - я сделаю для вас единственное исключение, Кэт. - Время, которое она смогла выкроить - два часа дня тридцать первого декабря.

Мне придётся пробыть в Майями значительно дольше, чем я ожидала. Максим уедет. И всё равно я согласилась. В канун Нового года я отчалю из города под залпы фейерверков.

Отключившись, я едва верила, что только что отложила Святой Грааль. Придётся раскрутить русского на достаточное количество динеро, чтобы оно того стоило.

Я вышла из ванной со словами:
- Окей, всё в порядке. Начинаются бурные переговоры...

Они с Василием о чём-то горячо спорили. Оба развернулись ко мне, с обвинением во взгляде.

- Что? - внутри вспыхнула тревога, и первым порывом было удрать.

Ко мне быстро подошёл Максим.
- Ты предохраняешься?

Я закусила губу.
- Почему ты спрашиваешь?
Было ли об этом сказано в присланных ему документах?

- Ты должна как-то предохраняться.

- Я собираюсь. - Врач сказал дождаться следующих месячных, до которых ещё была пара недель. Как быстро заработают таблетки? - У меня есть рецепт. Это не проблема.

Он провёл пятернёй по волосам.
- Ты хочешь сказать, что работаешь каждый месяц только три недели?

Как это связано с предохранением?
- Повторяю, это не проблема. - Это вообще-то должен быть интимный разговор, но Василий по-прежнему стоял здесь с каменным выражением лица.

- Ты хотела меня подловить?

- Подловить? О чём это ты?

- Ты сказала, чтобы я кончил в тебя! - он почти орал.

Я сказала? Мой взгляд заметался.
- И ты... кончил?

Снова подуло ветром из Арктики.
- С полдесятка раз. Ты будто не помнишь!

Мои лёгкие сжались. Он ведь мог меня обрюхатить! Preñada? Беременна?
- Я-я этого не помню! - Я помнила удовольствие и близость. Но мы так долго сидели в бассейне, а потом всё было как в тумане. - Не могла я такого сказать!

- Если ты собиралась подловить меня с помощью ребёнка, то сильно ошиблась.

Ну и наглость!
- Теперь это проблема. Ребёнок мне не нужен, тем более от тебя.

- Тогда скажи, что сейчас у тебя не самое подходящее время, чтобы забеременеть. Когда у тебя были последние месячные?

Я сглотнула, во рту пересохло. Por Dios, у меня вот-вот будет овуляция. Или уже случилась.

Севастьянов понял всё по моему лицу.
- Blyad´!

Василий говорил что-то по-русски, но я постоянно слышала только одно слово, которое звучало как "prostitutka".

Я поставила себя на их место. Шлюха во время овуляции, не предохраняясь, заставила самого завидного холостяка Европы кончить в неё.

Пять раз.

Севастьянов рявкнул в ответ по-русски, и Василий быстро вышел из комнаты.

Мне он сказал:
- Другие девки планировали ту же схему! Поздравляю, ты оказалась ближе всех к удаче, - несмотря на ранний час, он подошёл к бару и плеснул себе водки.

- Понимаю, как всё это выглядит, но мы всё исправим. - Мои глаза округлились. - Постинор! Я ещё могу его выпить!

Он, не слушая меня, принялся мерить шагами комнату.
- Впервые в жизни я расслабился настолько, чтобы трахнуться без презерватива, а ты тут же этим воспользовалась.

Меня обвиняли в том, что я пыталась кого-то развести на деньги. Я! Зажав рот тыльной стороной ладони, я пыталась сдержать истерический смех.

Он продолжал вышагивать.
- Связаться с русским криминальным авторитетом? О чём ты вообще думала?

Я закусила щёку изнутри, чтобы не заорать "я никого не обманываю, все обманывают меня!" Сколько ещё мне сдерживаться? Когда-нибудь я просто взорвусь, как вскипевший бойлер.

Эта мысль меня напугала; мысленно я вновь вернулась к правилу номер один.

- Я думал, ты умнее, - сказал он. - С другой стороны, ты любишь деньги.

Жадная проститутка. Вот как он про меня думал. Мне здесь совершенно не было места. Я выпью таблетку и оставлю всё это позади.

Когда я направилась к двери, он загородил мне дорогу.
- Думаешь, я дам тебе уйти? Когда ты уже можешь носить моего ребёнка?

- Я собираюсь принять постинор.

- И я должен поверить тебе на слово? - Схватив за руку, он потащил меня обратно в спальню. - Мы это исправим, а затем придумаем, как преподать тебе урок. - Он вырвал у меня телефон.

- Отдай! Что ты, чёрт возьми, делаешь?

- Сейчас приедет врач.

- Приедет кто?

Севастьянов лишь угрожающе улыбнулся, а затем запер дверь.

Глава 14

Следующие два часа я пребывала в смятении, и мутило меня всё сильнее. Утром я ещё была пьяной, а теперь похмелье врезалось в меня с силой локомотива.

Я колотила в дверь и кричала:
- Мне плохо, Севастьянов! Мне нужна таблетка.
Он не пришёл. Мне оставалось только свернуться калачиком, чувствуя, как выворачивается желудок. Я как раз копила силы, чтобы заступить на пост в туалете, как дверь распахнулась.

Севастьянов сказал:
- Он здесь.

Я села в кровати, и комната немедленно начала вращаться. Пришлось прилечь.
- Мне плохо.

- Ах-ха. Конечно. Прямо когда врач приехал? Как удачно, что мы можем его попросить взглянуть на другое твоё недомогание.
Схватив за руку, он заставил меня встать.

Я покачнулась.
- Севастьянов...

Он взглянул на моё лицо и скривился.
- Чёрт, - он отпустил меня, - иди.

Я бегом помчалась в туалет и упала на колени как раз когда меня начало рвать. Ублюдок стоял прямо за спиной, прислонившись к дверному косяку.

- Уходи!

Запах шампанского вызывал новые приступы, казалось, из меня вышло обратно несколько бутылок.

Наконец, он ушёл.

Я опустошала желудок, пока не оказалась измучена вконец. Кое-как поднявшись на ноги, я спустила воду. Воспользовалась его зубной щёткой, которую потом выбросила. Я чувствовала себя грязной и никак не могла избавиться от этого тошнотворного запаха шампанского.

Если залезу под душ, то смогу уснуть прямо под струями воды? Надо там поспать.

Я бросила полотенце на пол, включила душ, а потом уселась, подтянув колени к груди. Это сработало! Мутить стало гораздо меньше по мере того, как меня окутывал сон. Прислонившись головой к стене, я вырубилась...

- Что ты, чёрт возьми, делаешь?

Моргая, я смотрела на Севастьянова. Сколько я проспала? Он был в ярости, впрочем, как обычно.

Выключив воду, он рывком вытащил меня из душа. Грубо вытер, затем облачил в другую футболку.
- Покончим с этим, и потом делай что хочешь.

- Теперь доволен? - спросила я, когда врач ушёл.

Я разрешила "лучшему гинекологу для богачей" в Майями сделать мне контрацептивный укол и поставить спираль, препятствующую оплодотворению. Это русский придумал? Офигенная степень паранойи.

Он удобно устроился на диване в гостиной. Несмотря на вероятность дождя, он открыл все окна и двери.
- Доволен? Нет. Удовлетворён, что твой план не сработал? Da.

Угнетало одно то, что меня осматривал какой-то незнакомый мужик, но Севастьянов всё это время оставался в комнате! Он был там, когда врач говорил, например "определённо могла произойти овуляция", "у кого-то явно была бурная ночь" и "узкая шейка, будет больно".

То, что Севастьянов всё это слышал, было куда хуже, чем боль от вмешательства. И в довершение всего, эти двое после процедуры ушли пошептаться. О моём теле!

Я протянула руку.
- Верни мой телефон. Хотела бы я сказать, что было приятно познакомиться.

- Тебе так просто не уйти. Я минимизировал ущерб, но тебе придётся заплатить за свои делишки. Останешься здесь, пока я не решу, что с тобой делать.

- Ты не можешь так просто меня здесь держать!

- Вот увидишь. Такая лживая девочка вроде тебя должна понять, что не надо связываться с опасными мужчинами вроде меня.

- Знаешь что? Оставь телефон себе на память, - я схватила сумочку, жакет, туфли, устремилась к двери и распахнула её.

В коридоре Василий разговаривал с двумя мужчинами в костюмах, под которыми выделялись кобуры.

Хотя я ожидала, что они меня остановят, но всё равно дотянулась до кнопки вызова лифта, безостановочно на неё нажимая.

Ничего не происходило. Я нажала снова. Тогда я начала подозревать, что для вызова лифта на этот этаж требовался ключ. Я толкнула дверь, ведущую на лестницу. Заперто?

На ломаном английском Василий сказал:
- Не уходить.
Ещё двое замерли, как статуи. Здесь мне не помогут.

Я прошагала обратно к Севастьянову.
- Ты не можешь так поступить!

- Почему же нет?

Я быстро подошла к одному из стационарных телефонов, находящихся в номере, и нажала девятку, чтобы выйти на внешнюю линию.
- Я звоню в агентство. Энтони этого не допустит!

- Ни один из телефонов не соединяет с номерами вне отеля. Нет ни вай-фая, ни интернета. Для тебя нет ни одного способа связи. О, Энтони? Вряд ли можно было продать твоё тело быстрее, чем это сделал он.

- En serio?! Hijo de puta cabrón! - я ущипнула свою бровь, - я придумаю, как вырваться отсюда. Если только ты не собираешься круглосуточно держать меня на цепи.

Он замер.
- Не забывай, что у меня есть мотив - и намерение - связать тебя на моей кровати.

Атрибуты его сценария.

- Что заставит тебя поверить, что я не пыталась тебя обмануть? Я бы никогда не забеременела от такого как ты. И уж точно не стала бы затевать такое. И я никогда не строила планов, как бы заполучить чужие деньги! - Самой себе я пробормотала «этого не происходит». - Я стала шагать из стороны в сторону. - Слушай, тебе надо кое-что про меня понять.

Он откинулся на спинку дивана.
- Жду не дождусь.

- Я никогда раньше не пила столько шампанского и не знала, что это так на меня подействует. Не помню, что имен я тебе говорила, но уж точно не упоминала, что предохраняюсь.

- И почему ты не предохранялась?

Я остановилась, решив открыть часть правды.
- У меня давно не было секса. Ты был моим первым клиентом.

- Если ты хочешь, чтобы я поверил в то, что ты новенькая, не надо было вести себя как профессионалка. Когда ты раздвинула передо мной ноги, мурлыкая "как тебе разнообразие сейчас, querido?" я начал беспокоиться, достаточно ли у меня самого опыта, чтобы сравниться с такой эскортницей, как ты.

- Ты был моим первым! Спроси Иванну! Она подтвердит. Она послала меня вместо себя, потому что заполучила аллергию на ботокс, а мне нужны были деньги. Я почти решилась уйти.

Он горько усмехнулся.
- Ты имеешь в виду первый клиент - в Майями? В твоём агентстве мне сказали, что ты профи из Тампы! Это не говоря о том, что прежде чем я тебя выкупил, Энтони расписал очередь твоих заказов до бесконечности.

- Ты не можешь меня купить, я никогда не продавалась! - С моих губ полились испанские ругательства - все, какие я знала. - Если ты не хотел попасться, то зачем в меня кончал? Почему сам не предохранялся?

- Я хотел обойтись без барьеров. И обсудил с тобой это заранее! Я должен был заподозрить неладное, когда ты не попыталась взять за это дополнительную плату!

Вспыхнув, я сжала кулаки.
- Что нужно, чтобы ты прозрел?

- Твоё имя.

Я со свистом втянула воздух.
- Jamás. - Никогда.

- Тогда будешь сидеть здесь.

- Сколько?

- В моём окружении тех, кто пытается украсть деньги у других, жестоко наказывают.

В моём тоже. По крайней мере, так произошло с Джулией.

- Останешься до тех пор, пока я не решу, что ты сполна заплатила за свою жадность.

Скорее всего, Севастьянов устанет от меня уже завтра, максимум через пару дней. Ощущение новизны пройдёт. Но даже если нет, моё заключение продлится самое большее ещё десять дней. Потом он уедет обратно в Россию.

Хорошая мина при плохой игре, Кэт. К преимуществам можно отнести то, что здесь я буду защищена от Эдварда лучше, чем где бы то ни было. Теперь, когда я застряла в Майами до самого Нового года, этот небоскрёб стал мне казаться настоящим бастионом.

Никогда бы не подумала, что пребывание с русским бандитом и его вооружённой охраной станет моим безопасным прибежищем. Более того, я буду жить в самом дорогом номере в Майями. Никаких жутких слизняков, чешущих яйца, пялясь при этом на меня. Никаких консервированных супов, протекающих крыш и грубых простыней из секонд-хенда.

Больше всего на свете я боялась влюбиться в Севастьянова из-за самого лучшего секса. Сейчас, когда он явил свою настоящую сторону, это перестаёт быть проблемой.

Я прищурилась, глядя на него, и подумала "О, нет, Ruso! Только не бросай меня в терновый куст!"

Я решила, что отдохну здесь - скоротаю время и подзаряжу батарейки. Проблема имела решение, всё к тому и шло. А значит, я с этим справлюсь.

- Похоже, мне никуда не деться, - беспечно сказала я.

Такая перемена в моём поведении заставила его нахмуриться. Севастьянов только что заполучил "заключённую" и сам остался в дураках.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная